СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ

Фестиваль «Рубцовская осень» на нашей земле всегда насыщен яркими событиями и встречами. Нынче родину стихотворца посетил человек, лично знавший Николая Михайловича. Советский и российский спортивный журналист, поэт, прозаик Сергей Шмитько служил на Северном флоте вместе с Рубцовым. Дружеские отношения растянулись на всю жизнь. Столичный гость по приглашению директора ТМО Алексея Новосёлова посетил достопримечательности и музеи в Тотьме и селе Никольское, а также побеседовал с корреспондентом «районки». 
 

- Сергей Николаевич, расскажите, пожалуйста, каким образом судьба свела Вас с Николаем Михайловичем?

- Мы с ним одного года призыва на Северный флот (1955-1959 г.). Служили на севере: я - на крейсере «Железняков», он - на эсминце «Острый». Среди нас многие молодые ребята писали стихи во флотскую газету «На страже Заполярья». При ней решили создать литературное объединение. Там и состоялось общее знакомство, в том числе с Николаем Рубцовым. Мы стали товарищами-поэтами. 
Отдав воинский долг Родине, поступил в литературный институт. Коля же до армии ещё не окончил среднюю школу, поэтому после дембеля одновременно работал на заводе и учился в вечерней школе в Ленинграде. Получив аттестат, тут же подал заявление в то же учреждение. Таким образом получилось, что я учился на курс старше. 
 

- Поделитесь парой историй о студенческой жизни?

- Таких очень много. Вся наша учёба строилась на сходках. Сейчас такого нет, а раньше учащиеся обязательно собирались и читали стихи. Вот тогда уже можно было понять, какой силы поэт Рубцов. Даже во флотской газете его творения не всегда принимали в редакцию: опасались плагиата - думали, что не может двадцатилетний матрос писать почти классические стихи. 
После выпуска, когда приезжал в Москву, останавливался у меня и частенько предлагал сыграть в шахматы. Согласившись в первый раз, понял, что это совсем не его: можно легко поставить детский мат. Я имел приличный уровень и отвечал: «Коля, мне с котом интересней играть, чем с тобой». Когда он проигрывал фигуру, всегда говорил: «Я лежу в своём гробу, дым идёт через трубу». 
Самый интересный случай, как Рубцов на «Спартак» ходил. Хотел удивить Колю, может, думал, удастся его познакомить с известными спортсменами, но не учёл одного: мы с ним никогда не говорили о футболе. Не было как-то повода. 
Когда пришли на стадион, погрузился в работу, так как требовалось написать об этом матче для газеты. Он же 20 минут сидел, смотрел игру, а потом вдруг спрашивает: «А покажи, где здесь спартаковцы». После объяснения, спустя время, ответил: «Нет, мелковаты». Представлял их гладиаторами, но, так получилось, в те годы подобрался состав невысокого роста. Вот таким был Коля. 
 

- Ваши впечатления о тотемской земле? 

- В этих краях впервые, но в 80-ых годах бывал в Вологде, уже тогда там был музей Николая Рубцова. Больше всего удивляет и радует, что у вас такое отношение к поэту-земляку. Меня всё трогает до слёз. Например, поездка в Николу началась с того, что на улице у «Бирюзового дома» мимо меня проезжала женщина на велосипеде, и она мне с такой улыбкой: «Здравствуйте!». Люди кругом приветливые. 
Посетил районную библиотеку. Поразительное отношение к стихотворцу, с такой любовью всё собрано, и в Никольском, и везде. Все его знают, все любят.
 

- Планируете вернуться?

- В январе Рубцову исполнится 85 лет, если будут какие-либо мероприятия, с удовольствием приеду. 

Фото автора.

Рубрика